«Ты будешь жертвой, а мы все решим»: Как украинские политики уходят от наказания

0

Адвокаты и прокуроры обладают широким набором инструментов по закрыванию дел:
от запугивания судей и давления на свидетелей до «ловли блох» в процессуальных документах

Тарас Козуб
,
Евгения Иванова

 

Ход «политических» дел показывает: их не намерены доводить до суда. Пашинский мастерски тянет ход следствия, Насирову вернули даже кредитки, а защита Игоря Мосийчука и вовсе требует от ГПУ полмиллиарда гривен «материального ущерба».

Почему силовики проваливают верные, казалось бы, дела, разобрались «Вести».

ПАШИНСКИЙ ТЯНЕТ ВРЕМЯ

Одним из самых показательных можно назвать дело Вячеслава Химикуса, жителя села Халепье Киевской обл., получившего пулю в бедро из пистолета Glock от нардепа-«фронтовика» Сергея Пашинского в канун Нового года.

Сам Пашинский уверяет, что стрелял после удара бутылкой по голове. Химикус перенес ряд операций, по результатам судебно-медицинской экспертизы мужчина получил тяжкие телесные повреждения, но уголовное дело на депутата не завели.

«Потерпевшим следствие нас не признает, хотя есть судебное решение, в котором звучит это слово. Но следователь не дает пользоваться правами потерпевшего: знакомиться со следствием, материалами дела. Никаких прав… А информацию о ходе следствия мы с подзащитным узнаем «случайно». Например, два месяца назад проводился следственный эксперимент, и об этом мы узнали, потому что полицейские перекрыли дорогу. Там были Пашинский и водитель автобуса, а нас не пригласили», — рассказала «Вестям» адвокат Химикуса, Марина Паринова.

По ее словам, каждое ходатайство приходится подавать через суд, но в 100% ходатайств судьи отказывают. Зато удалось зарегистрировать уголовное производство в отношении следователя ГПУ, который отказывается признать Химикуса потерпевшим.

Прогноза по срокам нет, хотя юристы признают — расследовать там особо нечего. Адвокат Паринова убеждена: сторона Пашинского осознанно тянет время, используя админресурс. «Мы подавали заявление о преступлении Пашинского, по закону, должны зарегистрировать его за сутки — но по факту занесли в реестр только 27 апреля», — говорит адвокат.

Сам фигурант дела Сергей Пашинский уже подстраховался и назвал дело «рукой Кремля». Мол, все, кто об этом напишут, занимаются манипуляциями. «Четко понимаю, что сделано это адвокатами Портнова не столько для обеспечения объективного расследования, сколько для давления на общественное мнение, а также организации волны заказных публикаций и сюжетов. Поэтому повторю, друзья, не дайте себя обмануть», — разъяснил Пашинский в своем фейсбуке.

НАСИРОВУ ВЕРНУЛИ ЧАСТЬ ИЗЪЯТОГО

В конце апреля главе ГФС Роману Насирову, подозреваемому в злоупотреблениях, вернули часть арестованных вещей. Чиновника задержали 2 марта, а уже 16-го — выпустили из СИЗО под залог в 100 млн грн.

В НАБУ подозревают, что на протяжении мая 2015-го — марта 2016 года он принял незаконные решения о рассрочке сумм платежей по рентной плате за пользование недрами на более чем 2 млрд грн. Судя по реестру судебных решений, никаких следственных действий с Насировым сейчас не проводят. Это подтверждает и сам глава ГФС.

«Итог следственных действий НАБУ и САП за два месяца: один допрос, получение образцов подписей и дважды были вручены ходатайства. И все! Ничем иным, как намеренным затягиванием времени предварительного расследования, эту имитацию деятельности не назовешь», — написал Насиров в конце апреля.

Его защитник Константин Дорошенко добавил «Вестям», что с того времени ничего не изменилось, и следственные действия не проводятся.

Одно из последних судебных заседаний, проходивших в конце апреля в Печерском суде, касалось ареста коллекции часов, золотых слитков, долларов, евро и фунтов стерлингов, изъятых во время обыска. Адвокат обратился в суд с просьбой снять арест, и суд частично пошел навстречу — снял арест с документов, удостоверений, банковских карточек и карточки для голосования в Раде. При этом несколько часов Breguet, Rolex, Cartier, золотые и серебряные слитки, а также наличку арестовали опять.

МОСИЙЧУК ТРЕБУЕТ У ГПУ 500 МЛН

Видео, на котором радикал Игорь Мосийчук рассказывал о «расценках» на депутатские запросы и другие услуги, показал в Раде еще генпрокурор Виктор Шокин 1,5 года назад. Теперь это видео недоступно, а сам нардеп, которого обвиняют в хулиганстве, угрозе или насилии в отношении должностного лица и вмешательстве в деятельность судебных органов, уверяет, что сам заказал проведение всех необходимых экспертиз.

«Дела в суде нет, никаких следственных действий не проводится и не проводилось. А экспертизы я заказал, чтобы тем, кто захочет вернуться к этому делу, доказать, что оно было полностью сфальсифицировано», — сообщил «Вестям» Мосийчук.

Также пару месяцев назад незрячий адвокат Мосийчука потребовал от прокуроров, которые ходили на суд, полмиллиарда гривен. Причина: прокуроры не удосужились перевести материалы дела на шрифт Брайля, чем причинили «материальный ущерб». Но Печерский и Апелляционный суды отказали защитнику Мосийчука.

МАРТЫНЕНКО: ДЕРЖИТ ВСЕ В СЕКРЕТЕ

Николая Мартыненко, одного из ключевых людей в «Народном фронте», обвинили в участии вместе с руководством ГП «Восточный ГОК» в создании коррупционной схемы и выводе из предприятия более $17 млн ( в 2013–2016 годах).

20 апреля Мартыненко задержали на 72 часа, а уже 22 апреля отпустили на поруки сразу 21 политика, в основном нардепов. Уголовное производство засекречено для обычных пользователей: они видят лишь надпись «Информация запрещена для публикации согласно Закону Украины «О доступе к судебным решениям».

Но его защитник Игорь Черезов уверяет, что сейчас идут активные следственные действия. «С 20 числа Мартыненко дважды был на допросе в НАБУ, давал показания. Причем, насколько мне известно, следственные действия также активно проходят по другим подозреваемым по этому делу — свидетелей тоже допрашивают, — сказал он «Вестям». — Следственная стадия, прогнозирую, не закончится за два месяца и будет продолжаться и дальше. Мне лично кажется, что по делу проходит слишком большой круг подозреваемых, и следствие будет некачественным».

ЛУЦЕНКО «ДВИНУТ» НА МВД?

Совокупно причин падения эффективности уголовных дел против «ресурсных» политиков и депутатов несколько.

Во-первых, это люстрация. «Когда из ГПУ за год уходит 500 опытных и бывалых сотрудников, ясно, что ее «перелюстрировали». При этом прокуроры — это элита правоохранителей, а во что превратилась «моя новая полиция» или СБУ, ставшее сейчас просто «бизнес-охранкой», знают многие», — говорит политтехнолог Андрей Золотарев.

Вторая причина — договорные отношения между правоохранителями и фигурантами дел. «Чем больше могут тянуть дело, тем больше выкачают из его фигурантов. Плюс получают пиар — для нынешней власти умение презентовать себя всегда стояло выше реальных дел», — считает политолог, экс-депутат Евгений Филиндаш.

Еще важный момент — практика заведения дел на тех политиков, чью деятельность необходимо пресечь (вариант: перенаправить потоки в другое русло). «Это касалось того же Насирова — нужно было перезагрузить ведомство, вот его и сдернули с должности. Теперь АП получила шанс перезагрузить всю Госфискальную службу», — сказал нам собеседник, знакомый с ситуацией.

Остальное — дело техники. Юристы рассказали «Вестям», что основной прием — это затягивание сроков. «В большинстве случаев, как ни странно, этим занимается не сторона защиты, а обвинение. Формально, кроме громких заявлений, реальных доказательств предъявить невозможно. У прокуратуры «сырой» материал, и они это понимают. И знают, что даже если они надавят на суд, как это обычно происходит, и получат приговор, в ЕСПЧ не оставят камня на камне от этих дел. Поэтому затягивают по максимуму, надеясь на то, что эта власть просуществует дольше, чем будет принято это решение», — объяснил «Вестям» известный адвокат Ростислав Кравец.

Также среди механизмов — процедурные: назначение экспертиз, поиск свидетелей, выделение из материалов дела различных эпизодов или их присоединение, а также замена следователей, изменение подсудности (сначала дело передают ГФС, потом СБУ или Военной прокуратуре). «А защита тянет дела, когда ей это выгодно, процессуально», — заключил один из адвокатов, приведя в пример дело Мосийчука, адвокат которого потребовал перевести материалы дела на шрифт Брайля.

Следующий момент — сознательное внедрение ошибок в процессе ведения дела, например, нарушение сроков подачи или ошибки при допросе свидетелей. Есть инструмент и в руках самих политиков — информационный. Тот же Пашинский начал кампанию с заявления в соцсети: «Бутылкой ударили меня».

«Это от безнаказанности: ему сказали — ты будешь жертвой, а не виновником, а мы все решим, — уточнил Кравец. — Параллельно задействуют давление на суд — это часто практикуют, заводя на несговорчивых судей уголовные дела, или строчат жалобы на судей в Высший совет правосудия».

На сайте также читают

В Европе создают черные списки украинок

Неделя запрета. Депутаты Порошенко ходят «ВКонтакт» тайком, а дочь Тягнибока — не таясь

«Опускаются руки». Из полиции Киева бегут сотрудники

«Все село меня будет ненавидеть». Украинцам повестки вручат начальники и ректоры

 

 

Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram, Twitter, Facebook, YouTube, ВКонтакте и Одноклассниках, чтобы первыми получать информацию обо всех важных событиях страны и мира.

 

Источник: http://vesti-ukr.com/politika/239535-ty-budesh-zhertvoj-a-my-vse-reshim-kak-ukrainskie-politiki-ukhodjat-ot-nakazanija

Comments are closed.