Новая политическая география Руси.

0

Возникновение раздробленности было процессом постепенным. Первые ее признаки появились еще в XI в. Однако киевские князья Владимир Мономах и его сын Мстислав сумели восстановить контроль над большей частью страны. При Мономахе политической самостоятельностью, да и то относительной, отличались только земли Полоцкая и Черниговская (из состава которой еще не выделился Муромо-Рязанский край), а также два небольших княжества на крайнем юго-западе Руси — Перемышльское и Требовльское. Мстиславу удалось подчинить Полоцк. В 1129 г. он отстранил там от власти местную династию и посадил на княжение собственного сына.
После смерти Мстислава политическая карта uz.spr.ru начала быстро меняться. На территории Руси возникло около дюжины государственных образований, причем Киев превратился в столицу лишь одного из них. В отличие от других земель, где сохранилась верховная княжеская власть (а это были все земли кроме Новгорода), в Киевской не появилась собственная династия или хотя бы ее подобие, и вплоть до Батыева нашествия он был объектом непрекращающейся борьбы между князьями разных земель. «Мать городов русских» манила их не только потускневшим блеском своего «злата стола» и древними святынями. Обладание Киевом (формально сохранявшим статус «старшего» владения Рюриковичей) позволяло его правителю играть важную роль в делах Южной Руси, помогало в отстаивании интересов собственной земли и сулило весомый доход. Впрочем, значение Киева в общерусских делах постепенно падало. Суздальский князь Андрей Боголюбский уже выражал открытое пренебрежение к прежней столице и начал сажать там «подручных» князей (первым из них в 1169 г. стал его младший брат Глеб). Галицкий князь Даниил Романович (правда, в чрезвычайных условиях Батыева нашествия) пошел еще дальше и посадил в Киеве своим наместником уже не князя, а боярина.
Сохранившиеся источники не всегда позволяют назвать точную дату окончательного «разрыва» каждой земли с Киевом. Однако можно указать на значимые вехи в становлении политической самостоятельности отдельных частей Руси.
Черниговская земля была фактически независимой еще до 1132 г. В ней, по решению Любечского съезда, закрепились Давыд и Олег Святославичи со своим потомством — Давыдовичами и Ольговичами. В1127 г. из этого княжества выделилась Муромо-Рязанская земля, доставшаяся брату Давыда и Олега Ярославу и в середине века разделившаяся на Муромскую и Рязанскую.
Упоминавшиеся выше Перемышльское и Требовльское княжества, напротив, в 1141 г. объединились под властью князья Владимирко Володарьевича, правнука старшего сына Ярослава Мудрого Владимира. Владимирко выбрал своей столицей город Галич, и с этого началась история отдельной Галицкой земли. После смерти Мстислава Великого власть в Полоцкой земле вернулась к прежней династии потомков Изяслава Владимировича (впрочем, раздираемой внутренними конфликтами).
Смоленская и Волынская земли оказались во владении старшей ветви потомков Владимира Мономаха (пошедшей от его первой жены Гиты, дочери англосаксонского короля Харальда). Первым самостоятельным князем в Смоленске стал внук Мономаха Ростислав Мстиславич, вначале державший город в качестве отцова наместника, а затем явившийся родоначальником самостоятельной смоленской династии. Основателем местной династии в Волынской земле в 1135 г. стал его родной брат Изяслав Мстиславич, также получивший эту территорию лишь в держание (от киевского князя Ярополка Владимировича — своего дяди), но спустя десятилетие закрепивший ее за собой и своими ближайшими родичами.
Младшей ветви Мономашичей досталась Суздальская (Ростовская) земля. Начало династии там положил Юрий Долгорукий, сын Мономаха от второго брака (имя его матери неизвестно).
Подобно Ростиславу и Изяславу Мстиславичам, Юрий был определен отцом в свою будущую землю как наместник, а затем и его наместничество переросло в постоянное владение. Впервые он вышел из повиновения киевскому князю в 1132 г. , всего через несколько недель по смерти Мстислава. Еще одной землей, в которой утвердились Мономашичи, была Переяславская (со столицей в Переяславле Южном), однако полноценная династия там не сформировалась. За обладание этой территорией с 1132 г. спорили между собой обе ветви потомков Мономаха, причем успех чаще был на стороне суздальских князей.
Долгое время, оставаясь под влиянием сменявшихся киевских князей, переходила из рук в руки и Турово-Пинская земля. Однако к концу 50-х годов XII в. там смог закрепиться княжеский род, начало которому положил Юрий Ярославич — внук киевского князя Святополка Изяславича (которому эта волость была выделена на Любечском съезде).
В 1136 г. после изгнания новгородцами князя Всеволода Мстиславича окончательно отделилась от Киева и Новгородская земля, где возник оригинальный политический строй — республика. Несмотря на резкое ограничение княжеской власти в Новгороде, князья соседних земель старались заручиться поддержкой новгородцев и получить от них приглашение занять «республиканский» стол. Даже временное обладание им приносило удачливому соискателю важные политические и экономические преимущества.
Разделение государства сопровождалось попытками наиболее сильных князей расширить свои владения и политическое влияние за пределы собственных княжеств. Борьба велась как за обладание пограничными территориями (что было злободневно и потому, что границы земель сформировались далеко не везде), так и за гегемонию в других землях. Главными объектами такой борьбы за гегемонию становились «ничейные» столы Киева и Новгорода, а также галицкий стол после пресечения там в 1199 г. местной династии. Кроме того, сильнейшие правители (а в начале XIII в. к таковым относились суздальские, черниговские, волынские и смоленские князья) вмешивались в политическую борьбу у соседей, стараясь привести к власти угодного им кандидата или добиться от владельца другой земли признания вассальной зависимости. Так, суздальские князья не только неоднократно диктовали свою волю на Киевщине и Новгородчине, но и в некоторые периоды являлись сюзеренами Муромской, Рязанской, Переяславской и Галицкой земель, оказывали сильное влияние на некоторые другие княжества. Этим дело не ограничивалось. В 1207 г. Всеволоду Большое Гнездо удалось отрешить от власти рязанских князей и на некоторое время (впрочем, недолгое) посадить в столице княжества собственного сына. То же самое некогда пытался сделать с Рязанью и отец Всеволода — Юрий Долгорукий. И эти случаи уникальными не были. Смоленские князья долгое время опекали ослабевшую Полоцкую землю и в 1223 г. также сумели захватить ее столицу, где затем несколько лет сидел на княжении один из них. Наивысшим успехом князей волынских явилось поглощение Галицкого княжества (в первый раз это случилось в 1199 г.).
Активные попытки некоторых потомков Рюрика расширить свое влияние свидетельствовали не только об их амбициях, но и о существовании на Руси середины XII — начала XIII в. центростремительных тенденций. Однако в рассматриваемое время условия для воссоздания единого государства еще не созрели и
силы децентрализации оказывались мощнее объединительных усилий отдельных правителей. Об этом красноречиво свидетельствует дальнейшее деление большинства Русских земель на полунезависимые волости. Раньше и сильнее всего этим процессом оказалось затронуто Полоцкое княжество. Шел он и в Киевской, Черниговской, Рязанской, Волынской, Турово-Пинской, Смоленской землях. Выделение волостей не означало автоматического разрушения той или иной земли как политического целого, но ослабляло ее, создавало условия для углубления дезинтеграции в будущем. В начале XIII в. внутреннее деление затронуло и такое мощное, прежде единое политическое образование, как Суздальская земля . Незадолго до того рухнуло единство только что созданного Галицко-Волынского княжества (после гибели князя Романа Мстиславича в 1205 г.). Удержаться от внутреннего членения вплоть до Батыева нашествия смог, по сути, только республиканский Новгород.
Начало монгольского владычества в 40-е годы XIII в. еще больше подстегнуло центробежные тенденции на территории бывшего Древнерусского государства.

Comments are closed.